осколки Митгарда
Если есть те, кто приходит к тебе, найдутся и те, что придут за тобой
Четверг, 27 января 2012 года
Фонтенбло, Иль-де-Франс, Франция


Облака седы и пухлы, небо больно январем. Мохнатые брюхи ползут, цепляясь за шпили бесчисленных дворцов, которых здесь больше, чем канализационных люков, волочатся по остриям оград. Чуть теплее нуля, влажно темнеет мощенная круглой брусчаткой мостовая. Спуск к парку, зима – редкие посетители кафе сидят внутри. Из окна видна через улицу решетка замка; в дверь кафе проскальзывает черная кошка.
За столиком у окна сидят двое, лениво таская из миски очищенные фисташки и изредка потягивая темное пиво (принесенное с собой) из высоких пафосных бокалов (местных). Он – в форме офицера морской пехоты (майор). Опирается на локти, свесив левую кисть за край стола. На левом запястье две феньки из ниток. Он рыж, зеленоглаз и еще не стар. Он француз.
Она – в строгом деловом костюме черного цвета с нежно-зеленой блузкой, подчеркивающей цвет ее глаз. Ее темные волосы забраны в свободный узел на затылке, ее ногти ухожены, ее туфли в тон блузке и маникюру перекрещены вокруг ножки стула. Она не та, кем кажется.
Она отставляет бокал и поворачивается к окну.
По дороге проехала девчонка на мотоцикле; ненормальная, гнала под откос по мокрой мостовой на всех 120. Женщина в кафе небрежно махнула на нее пальцами.
- Что думаешь?
Мужчина пожал плечами.
- У нас есть на нее время?
- Вопрос, стоит ли она этого времени. Я бы не стал так быстро от нее.. отказываться…, - последние слова женщина договорила на автомате, прилипнув взглядом к двум прохожим. Один из них, высокий, стремительный, некрасивый, шел-летел вперед, размахивая руками в черных кожаных перчатках, рассказывал что-то и морщился, все время морщился. Второй, поспевающий за ним, видимо, по привычке, маленький и уютный, ловил не только каждое слово – каждый жест, взгляд, паузу. Они остановились у полукруглого камня на площади, женщине пришлось вывернуть шею практически под Мёбиусовским углом, чтобы сохранять их в поле зрения. Высокий поставил ногу на камень, маленький усмехнулся, видимо, вспомнив Наполеона – нога была тут же убрана, они побежали дальше.
- И? – мужчина ждал. Женщина потянулась к орешкам.
- Не знаю.
- Вы же закончили?
- Не знаю. Он мне нравится.
- Ты не хотел их убивать, - мужчина хлебнул пива.
Она задумчиво грызла фисташку передними зубами и качала головой. В углу кафе долговязый нескладный мужчина в безвкусно подобранной одежде уронил книгу и выругался – тоже безвкусно. Мужчина и женщина резко обернулись на него.
- Нет, - полу-попросил мужчина.
- Дааа, - плотоядно протянула женщина, загораясь.
- Он ничем не провинился.
- Он будет счастлив. Вне зависимости от того, чью сторону примет.
За окном прошла еще пара – невысокая рыжеволосая женщина с усталыми глазами и мужчина с глазами ребенка. Он смотрел по сторонам, он запнулся о поребрик и, падая толкнул хромого мужчину, с палочкой и в мотоциклетной куртке. В кафе не было слышно ругательств, но трое явно завязали разговор. По дороге проехал кадиллак; четверо юношей, из тех, что вечно молоды, небрежно высовывали конечности наружу. Их пункт назначения назывался «вникуда».
- Ну? – мужчина, прищурившись, наблюдал за перебранкой на улице.
- Я думаю, - женщина допила свое пиво, - я думаю, пора начинать. Заплатишь?

@музыка: Вагнер

@темы: Локи, Реми